Миллионы тонн в мусорном ведре

Депутат Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации, член комитета по экологии и охране окружающей среды А. И. Фокин – автор законов об отмене НДС и НДФЛ в отношении операций с макулатурой. С ним мы беседуем об этих и других важных условиях развития отрасли.

– Уважаемый Александр Иванович, как вы считаете, решение какой проблемы наиболее важно для развития переработки макулатуры?

– Безусловно, это, прежде всего, проблема НДС как в отношении черных и цветных металлов, так и макулатуры и т.д. Отмена НДС дает явный положительный эффект. Вспомним ситуацию с металлами: как только был принят соответствующий закон, сразу прекратилось воровство и срезание проводов. Но ситуация с макулатурой – это еще более яркий пример, такой свежевыпеченный пирожок, который можно раскусить и попробовать. При фактической цене на макулатуру в Европе 100 евро/т в России именно вследствие существования возвратного НДС размером 18 % она достигла 203 евро/т!

– Но это же вдвое больше, а НДС – всего 18 %…

– А вы представьте: при стоимости макулатуры 203 евро/т тебе за каждую экспортированную тонну перечислят 36,5 евро просто так, ни за что. Вывезли миллион тонн – получили из бюджета 36,5 млн евро. Хороший бизнес, и никто не заинтересован в том, чтобы макулатура становилась дешевле. Миллиарды рублей Российская Федерация вынуждена была выплачивать компаниям, которые вывозили макулатуру за рубеж.

Макулатура вывозилась в основном на Украину, где остались системные предприятия, которые в советское время были построены в целях переработки макулатуры. Они работают на нашем сырье, а продукция возвращается к нам в виде картона, бумаги. При этом себестоимость макулатуры не позволяет развиваться нашим собственным перерабатывающим компаниям. Наши предприятия (в Набережных Челнах, например) просто стояли. Видя эту ситуацию, 10 октября 2016 г. президент подписал разработанный нами закон об отмене НДС на макулатуру, вывозимую за рубеж.

– Что же произошло после принятия этого закона?

–Первое: у российских производителей появилось больше возможностей покупать макулатуру. Второе: первое полугодие 2017 г. показало, что дополнительно к тем миллиардам, которые не выплачены в виде 18 % и тем самым сэкономлены, российские предприятия заплатили порядка 7 млрд руб. в виде НДС. Я думаю, что по итогам года сумма, поступившая в бюджет Российской Федерации благодаря этому закону, составит 13-15 млрд руб.

– Тогда в чем же проблема?

– В том, что закон принят только на два года. Исходя из очевидной эффективности этого закона, он должен работать и дальше, но существует огромное лобби, существуют силы, которые хотели бы его отменить. Почему? Потому что это большие финансовые потоки, это те самые миллиарды.

Но помимо НДС есть и другие важные проблемы. Второй закон, который я уже полтора года пытаюсь провести, – это закон об отмене НДФЛ на макулатуру. Если вы решите сдать макулатуру, вы должны прийти с паспортом, вас должны записать, и, если вы наберете определенный объем сдачи макулатуры, в конце года вы должны заполнить налоговую декларацию и заплатить 13 %. Кто это будет делать? Гораздо проще выбросить все в мусорное ведро. И поэтому у нас из 14 млн т образующейся макулатуры перерабатывается примерно 3 млн т, остальное выбрасывается на помойку.

Между тем 1 т бумаги – это примерно 14-17 деревьев, которые должны быть спилены. Умножьте 14 шт. примерно на 11 млн т и получите почти 150 млн деревьев. Это то богатство, которое мы в России каждый год выбрасываем на помойку. Это лесная территория, равная половине площади Москвы.

Мы говорим: проблемы с экологией, проблемы с климатом. Но если мы и дальше так варварски будем относиться к ресурсам, то что ждет Россию? Что ждет планету?

Ведь Россия с ее площадью в 16 млн км2 – это тот огромный экологический котел, где варится климат планеты. А там, где нет деревьев, – там очень скоро нет ничего: ни родников, ни почв – пустая мертвая территория. И мы должны сделать все возможное, чтобы прекратить истребление лесов.

И вот когда на одной чаше весов – здоровье планеты, на другой… на другой – вообще непонятно что. Вот вы пошли, купили журнал, отдали 150 рублей, прочитав, сдали его за 1,5 руб., при этом с той суммы, которую вы уплатили за журнал, уже берется 13 % налога. Так о каких еще доходах и налогах мы говорим?

– А что возражают на это ваши оппоненты?

– Они говорят: если принять этот закон, криминальные структуры начнут отмывать на этом деньги. Я отвечаю: если вы хотите отмыть миллион рублей, вам придется собрать 200 т макулатуры, а это семь еврофур бумаги. Даже если бы криминал начал это делать, представляете, сколько бы мы сэкономили деревьев, энергии, топлива, воды… Просто идиллия, и впору всем раздать медали.

Другой вопрос, что не станет криминал этого делать. А вот граждане станут, если им не нужно будет ходить с паспортами и заполнять декларации. Если мы действительно хотим, чтобы люди сдавали макулатуру, это должно быть просто, как в Японии: ты идешь по улице, стоит автомат; ты прочитал газету, бросил туда, получил сколько-то центов на банковскую карточку. И сэкономил, и дерево сохранить помог.

– Часто говорят, что сбор отходов в принципе невыгоден, особенно стекла. Как к этому относиться?

– Думаю, тут есть большой элемент лукавства. Одной компании в заданных условиях, может быть, и невыгодно, но стране в целом, безусловно, выгодно! Себестоимость стеклянных бутылок не оправдывает понесенных затрат, проще сделать новые? Думаю, это совсем не так. В советское время экономические вопросы просчитывались очень хорошо, и было аксиомой, что стеклотара должна собираться и перерабатываться либо использоваться вторично. Сегодня, конечно, кое-что объективно изменилось, но в основном невыгодность рачительного отношения к вторичным материальным ресурсам объясняется лишь способом расчета. А вторичные ресурсы, которыми обладает Россия, колоссальны. И макулатура – один из важнейших. Надо заставить население каким-то образом прийти к сознанию, что мы должны раздельно собирать макулатуру. Ведь 40 % в ведре, которое выносит домохозяйка, занимает бумага. Образно говоря, мы выносим на помойку куски дерева и целые деревья.

– Каким же образом изменить ситуацию?

– Создать мотивацию, и прежде всего – принять закон об отмене НДФЛ. Это не только сэкономит ресурсы, но и позволит создать десятки тысяч рабочих мест. Я уже полтора года пытаюсь убедить в этом бюджетный комитет. У нас есть все оценки, и они показывают, что закон надо принимать. Все это понимают, только бюджетный комитет не понимает…

– Но ведь есть причины?

– Конечно. Причина – 100 млрд руб., которые крутятся в лесопромышленной отрасли. Собери мы из этих 12 млн т макулатуры хотя бы 5-7 млн, мы сделаем ненужной заготовку 60-70 млн деревьев. А это невыгодно не только лесопромышленникам, но и комбинатам, которые из древесины делают целлюлозу. Вот и вся причина. Ничего не бывает просто так. Если мы видим, что какой-то процесс идет явно против логики, можно смело утверждать, что это кому-то очень выгодно. Поэтому я думаю, что данная тема требует большой публичности. Вообще тема отходов требует публичности. Общество по-прежнему не осознает того, каким образом тема отходов и вторичных ресурсов связана с качеством нашей жизни, с нашим здоровьем. Как член делегации ГД ФС РФ в ОБСЕ на последнем заседание в Андорре я внес два предложения:

– создать четвертый комитет (в ОБСЕ работает три комитета – политический, экономический и образовательный) по проблемам климата,

– провести общеевропейский Год экологии в 2019–2020 г.

Давно пора задуматься о том, что происходит с планетой, ведь информационные сводки похожи на фронтовые: то торнадо, то цунами, то наводнения, то аномальная жара и лесные пожары. Страшные разрушения происходят в Штатах, в Юго-восточной Азии, в других регионах мира. Это результат человеческой деятельности, и если мы не переосмыслим ситуацию, процесс станет необратимым.

И не только климат под ударом. Возьмем такой страшный вид загрязнения окружающей среды, как микропластик. Страшный, потому что всепроникающий. Почти в каждом литре природной воды у нас в России содержится в среднем три частицы микропластика, в Штатах – шесть. Можно, конечно, радоваться, что у нас еще не столько, сколько в Америке, но меня этот факт не очень успокаивает.

Постановлением Правительства РФ от 28.10.2017 № 1310 создана Правительственная комиссия по вопросам обращения с отходами производства и потребления. Как вы считаете, это поможет справиться с ситуацией?

– Могу сказать одно: если не поднимем общественность, мы с ситуацией не справимся. Большинство населения страны имеет представление об экологии как о чем-то даже не второстепенном, а находящемся на каком-то 25-м месте в списке приоритетов жизни человека. Дома у всех чистенько, а уже на лестничной клетке вся экология заканчивается, про дворы и говорить нечего: там все, что угодно, от шприцев из-под наркотиков до отработанного масла, которое слил сосед дядя Вася. И пока мы не начнем воспитывать правильный менталитет прямо с детского сада, мы ничего не добьемся. Был в школах урок экологии – его отменили. Были какие-то программы в детском саду – отменили и их. А в результате – раковые заболевания, аллергия, бронхиальная астма и другие болезни, обусловленные в том числе и состоянием окружающей среды. Никакие таблетки, никакие уколы не смогут помочь человеку, если он не будет иметь экологически безопасных продуктов, чистого воздуха и воды.

А с другой стороны, то, что создана правительственная комиссия, говорит о серьезных проблемах в реализации закона № 498-ФЗ и 219-ФЗ (о наилучших доступных технологиях). Законы приняты, но их реализация очень тормозится не столько правительством, сколько бизнес-сообществом, которое не всегда готово выполнять те положения законов, которые в Думе приняты. Большому бизнесу проще заплатить штрафы за нарушения законодательства об охране окружающей среды, чем поставить новые очистные сооружения или внедрить новую безотходную технологию.

Но в любом случае, конечно же, отрадно, что правительство намерено самым пристальным образом заниматься проблемой отходов.

– Спасибо за ваш рассказ, Александр Иванович!

Интервью провела Ю. М. Баруздина

КАРТА САЙТА